Добавить в избранное

Мой форум >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Саморазрушение (фоторабота) >>>
  • Когда я не сплю... >>>
  • Меня назовут Василисой... >>>
  • Господи-боже, за что же? >>>
  • Про странного человека и его собаку >>>


Новости
СТИХИ О ЗИМЕ >>>
ДЕРЕВЕНСКАЯ ЛИРИКА >>>
СТИХИ ПРО ОСЕНЬ >>>
читать все новости


Стихи и обсуждения


Случайный выбор
  • Мизантропическое искусство  >>>
  • Се ля ви  >>>
  • Палачи - судьи  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Про Новый Год,меня и Деда Мороза >>>
  • Октябрь >>>
  • Не всклад - не в лад... >>>
  • Туманность Андромеды >>>
  • Чайник >>>


Новости
мини - сказка "ЧАЁВНИЦЫ" >>>
СМЕШНЫЕ СКАЗКИ В СТИХАХ >>>
ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ... >>>
читать все новости



1 глава

Она стояла в коридоре своей квартиры, и в тусклом свете старого светильника внимательно изучала себя перед большим зеркалом. Из зеркала на неё смотрело маленькое худое задерганное существо с бледным лицом и длинными русыми волосами…Неказистая одежонка, подростковая нескладная фигура, острые коленки, торчащие  из-под юбки…

Девушка глубоко вздохнула: собственное отражение в зеркале раздражало и удручало.

Зеркало определенно её не любило. Оно неизменно вычерчивало перед ней этот жалкий образ, со всей своей жестокой прямотой, не скрывая даже самых мелких изъянов. Но невыносимее всего в этом облике был взгляд. Он был настолько тосклив и затравлен, что мог сравниться  лишь со взглядом человека, которого никто не любил, и, который, что хуже всего, не любил сам себя.

Обычно, после подобного созерцания, она отходила от зеркала с чувством полной безысходности и глубокого страдания. Но сегодня её вдруг переполнили совсем другие, неведомые раньше, чувства – бешеной ярости, обиды и несправедливости. Почему она? Почему она, а не кто-то другой, должна быть так несчастна, так некрасива, так одинока?

Она схватила тяжелую статуэтку, пылившуюся на полке рядом с телефоном, и со всей силы запустила ею в зеркало. Смотря, как сыплются на пол тысячи ненавистных ей осколков, она беззвучно произнесла:

- Вот теперь ты больше никогда не сможешь высмеивать меня, жалкий кусок стекла!

 

 

Эта нелюбовь к себе тянулась из далекого детства. Лиза уже не могла вспомнить, когда именно она впервые почувствовала себя такой жалкой и никому не нужной. Наверное, тогда, когда их с мамой бросил отец.

Она хорошо запомнила тот  день, когда это случилось, и очень хорошо запомнила отца.  Он работал дальнобойщиком, почти не бывал дома, и те редкие дни, когда появлялся на пороге квартиры, были для маленькой Лизы настоящим праздником.

Она могла вспомнить всё до мелочей. Как отец шумно вваливался в дверь, и она, Лиза, со всех ног неслась к нему навстречу с радостным гиканьем. Как он легко подхватывал её на руки и кружил в воздухе, целуя щеки и царапая нежную кожу жесткой щетиной. Лиза счастливо прижималась к его кожаной куртке, пропахшей соляркой и дешевыми сигаретами, и с наслаждением вдыхала эти запахи. В этот момент отец казался ей необыкновенно красивым, высоким и сильным, как добрый  сказочный великан.

Потом в коридоре появлялась мать, и разрушала это дивное ощущение сказки будничным вопросом:

- Может быть, вы, наконец, оторветесь друг от друга? Обед стынет.

Отец бережно опускал Лизу на пол и, обнимая мать за плечи, говорил:

- Тань, ну не ворчи. По дочке соскучился…

Мать обиженно поджимала губы:

- А по мне, значит, не соскучился? Ты, Паша, завтра опять в рейс, мы даже и увидеться толком не успеваем.

Он смеялся:

- Не переживай, мать! Что надо – завсегда успеем.

Лиза смеялась вслед за отцом, хотя понятия не имела, что означают его слова.

В тот день отец вернулся из рейса усталый и разбитый. В руках он держал игрушечного медведя. Медведь был желтый, плюшевый, с пластмассовым носом и грустными блестящими глазами.

Отец почему-то не взял Лизу на руки, как это делал обычно. Он протянул ей медведя и тихо сказал:

- Возьми, козочка, это тебе. Мне кажется, он тебе понравится.

Лиза уставилась на медведя, пытаясь понять, нравится он ей или нет. Затем послушно взяла игрушку, и осталась стоять в коридоре. Что-то было не так, как обычно. Отец не снял свою старую куртку, не окликнул мать, чтобы та вышла его встречать. Вместо этого он прошел в комнату и плотно закрыл за собой дверь, оставив Лизу стоять в полном одиночестве.

Он пробыл в комнате недолго. Несколько минут они с матерью о чем-то тихо спорили, затем дверь открылась, и отец снова появился в коридоре. Лицо его было мрачным и напряженным, щеки впали, вокруг рта заложились глубокие складки. Он сутулился, и уже не казался Лизе таким высоким, как раньше.

Стараясь не смотреть Лизе в глаза, отец торопливо поцеловал её в щеку:

- Пока, моя козочка. Мы, наверное, теперь будем редко видеться.

-Почему? – Лиза подняла на него  полные недоумения глаза.

-Понимаешь…- отец вдруг запнулся. Голос его сел и стал сиплым. – Нет, милая, я не могу тебе этого объяснить. Просто так сложилось, что я сюда не буду приходить.

-Почему?

Отец шумно вздохнул, на глаза у него навернулись слезы:

-Тебе это сложно понять.

На его лице отобразилась такая невыразимая мука, что Лизе вдруг самой захотелось найти какое-то объяснение, лишь бы только он не страдал.

-  Наверное, ты будешь ещё больше работать?

-Да, милая, пожалуй, так. Ты у меня умница.

Он погладил Лизу по волосам:

- Ты стала совсем большая.

- Мне уже почти шесть лет! – Лиза улыбнулась, обнажая дыру между передних зубов, - смотри: у меня молочный зуб выпал. Я его в банке храню на счастье.

Он снова погладил дочь по голове:

- Ты вот что…Береги себя.

- У меня ещё один зуб качается, - не унималась Лиза, - когда он выпадет, я и его в банку положу. Моя воспитательница Ирина Петровна сказала, что молочные зубы не выбрасывают: их хранят на счастье. Как ты думаешь, она не врёт?

Отец кивнул, потер щетинистый подбородок:

-Думаю, она не врёт.

Лиза сделала серьезное лицо:

- Я тоже так считаю.

Вдруг губы у отца как-то нервно задергались, он резко развернулся и направился к выходу. Хлопнула дверь, Лиза вздрогнула от звука и вжала голову в плечи. Над ней вдруг нависла какая-то жуткая, зловещая тишина, от которой противно пересохло в горле и стало трудно глотать.

Как только дверь за отцом закрылась, в коридор выбежала мать. Лицо её было красным, глаза воспаленными, по щекам текли слезы, оставляя за собой черные дорожки от туши. Не замечая забившейся в угол Лизы, она судорожно схватилась за телефон:

-Алло! Алло! Мама?! Это я…Приходи быстрее…Да…Да это случилось…Ну конечно, ты всё поняла…Да, он ушёл к ней…Мам, я жить не хочу, понимаешь, а ты мне такое говоришь…Господи, он ушел навсегда! Он больше не вернется!

Последние слова мать почти выкрикнула в трубку, потом вдруг разом вся обмякла, и, положив трубку на телефон, обессилено опустилась на пуфик. Она беззвучно заплакала – просто сидела на пуфике и молча вытирала слезы, размазывая по щекам остатки туши. Плечи её тихо тряслись, и вся её маленькая согнувшаяся фигура казалась жалкой и одинокой в полумраке коридора.

Лиза потрясенно застыла в углу, прижимая к себе медведя. Она боялась шелохнуться, обнаружить себя каким либо звуком, даже дышать. Лиза молча уставилась на плачущую мать и простояла так до тех пор, пока в дверь не позвонили.

Лиза почувствовала, как в груди ухнуло, и сердце на долю секунды замерло, а затем бешено заколотилось. Мать перестала всхлипывать, выпрямила спину и устремила взгляд на дверь.

-Мам! Мамочка, не плачь! Папка вернулся! Видишь, он никуда не ушёл! – Девочка сорвалась с места. Встав на цыпочки, достала до замка, торопливо открыла дверь и…стиснула зубы, чувствуя, как её захлестывает обида.

На пороге, стряхивая с плаща капли дождя, стояла бабушка.

-Лиза, раскрой зонт и поставь его в угол: пусть обсохнет.- Бабушка сунула Лизе в руки старый  черный зонт и вошла в квартиру.

Мать снова всхлипнула, сгорбилась и поникла лицом.

Бабушка сняла плащ и аккуратно повесила его на вешалку. Вид у неё был раздраженно-озабоченный. Она походила на участкового врача, которому пришлось в непогоду плестись на вызов к больному с самым заурядным ОРЗ.

Пожилая женщина посмотрела на свою заплаканную дочь и вынесла диагноз:

- Миллионы женщин живут без мужиков - и ничего: живут. Твой Паша был не  подарок, сама знаешь. В конце концов, у тебя есть я и дочь, так что тебе есть ради кого жить.

Мать сдавленно всхлипнула:

- Без Паши я умру.

- Глупости, - бабушка махнула рукой и, кряхтя, принялась разуваться, - от этого не умирают.

- А я умру, - тихо возразила мать, - мне без Паши ничего не надо.

Бабушка скинула с ноги резиновый сапог и сунула её в тапок.

-Ты слезы то оботри, да поди лучше поставь чайник. Мне из-за тебя пришлось с другого конца города ехать. А на улице дождь хлещет как из ведра.

Обернувшись к Лизе, бабушка строго добавила:

- А ты чего столбом стоишь? Нечего около взрослых отираться. Ступай в свою комнату и займись чем-нибудь.

 

 

Весь вечер Лиза просидела в своей комнате, боясь высунуть нос за дверь. За стенкой были слышны голоса: бабушкины монотонные нравоучения и мамины редкие всхлипывания. Лиза прикладывала ухо к стене, пытаясь их подслушать, но не разобрала ни одного слова. Оставив эту затею, Лиза села на диван, усадила перед собой медведя и стала с ним разговаривать.

- Как ты думаешь, - спросила она, - наш папа вернется?

Медведь молчал и смотрел на Лизу своими честными и грустными глазами.

- Я думаю, вернется, - вздохнула Лиза. – Мне маму жалко. А тебе?

Она тряхнула игрушку: в тряпочном животе что-то утробно прогудело, имитируя медвежий рёв.

- Ладно, не плачь. Иди ко мне, я тебя пожалею. Ты ведь мой друг, и я должна тебя оберегать.

Она прижала медведя к груди и принялась его убаюкивать.

- Не можешь заснуть? – Лиза погладила медведя по плюшевой голове, - я тоже. А хочешь, я покажу тебе, как у меня зуб качается?

Лиза широко открыла рот и потрогала передний зуб языком.

- Видишь? Мне совсем не больно.

В этот момент в комнату вошла мать – ссутулившаяся, с растрепанными волосами и распухшим от слез лицом. От неё пахло лекарствами. Лиза так и застыла на месте с открытым ртом.

- С кем ты разговариваешь? – Тихо спросила мать.

- С мишкой, - Лиза показала пальцем на игрушку.

- С мишкой? – Мать присела на край дивана, дотронулась рукой до плюшевого желтого уха, - откуда ты его взяла?

- Так мне же папочка его сегодня подарил. А ты разве не заметила?

Мать отдернула руку: молча уставилась на игрушку отсутствующим взглядом. Лиза заерзала на диване. Ей хотелось придвинуться к матери ближе, но она не решалась.

- Знаешь, дочка, - произнесла вдруг женщина, - теперь с нами будет жить бабушка.

Лиза занервничала: вредная старуха не вписывалась в её маленькую жизнь.

- А папа? – Спросила Лиза, - пусть лучше у нас снова будет жить папа.

Мать замолчала, потом тоскливо выдавила:

- Мы будем жить втроем:  ты, я и бабушка. Нам втроем будет веселей.

Лиза вжала голову в плечи: звучало это как-то невесело. Ей было нечего ответить.

- Бабушка поживет в твоей комнате, ладно? – Продолжала мать, - все-таки пожилой человек, ей нужен покой. А мы с тобой будем в зале. Там большой диван: нам двоим хватит.

  У Лизы навернулись слезы, от них защипало глаза, и она зажмурилась. Ей вдруг захотелось, чтобы всё происходящее оказалось сном. Вот сейчас она ещё сильнее зажмурится, потом откроет глаза, а перед ней будет сидеть совсем другая мама - красивая, аккуратно причесанная, пахнущая цветочными духами. Мама улыбнется, возьмет в руки книжку  и скажет: «А ну-ка, егоза, марш в постель! Иначе я не буду тебе читать про Вини Пуха!» 

Лиза зажмурилась изо всех сил: пока в глазах не поплыли красные и фиолетовые круги.

-Хватит гримасничать, Елизавета! – Услышала она рядом с собой, - ты уже достаточно взрослая, чтобы всё понимать.

Лиза распахнула глаза и снова зажмурилась от яркого электрического света.

- Немедленно прекрати кривляться. – Проскрипел голос, - ты меня поняла?!

Лиза послушно разлепила ресницы. Посреди комнаты стояла бабушка, непоколебимая, как монумент.

- Сейчас ты отправишься в ванную, почистишь зубы, затем наденешь пижаму и ляжешь в зале.  Бабушка деловито скрестила руки на груди.

- А Вини Пух? – Удивилась Лиза.

Бабушкино лицо недовольно сморщилось и стало похоже на печеное яблоко:

- Никаких Вини Пухов! Сказки кончились. Ты уже скоро пойдешь в первый класс.

-Но, мамочка…- Лиза плаксиво скривила губы, вопросительно посмотрела на мать, - ты же всегда мне читала?!

Мать, до этого безмолвно сидевшая на диване, «очнулась» и торопливо проговорила:

-Да, дочка, иди, чисти зубы и ложись спать. Уже поздно.

Спорить было бесполезно. Лиза нахмурилась, нехотя слезла с дивана. Слезая, прихватила с собой медведя – своего безмолвного друга.

- А игрушка пусть останется здесь. – Строго сказала бабушка.

Лиза посмотрела на медведя. Медведь грустно блестел пластмассовыми глазами, как будто собирался заплакать оттого, что его не берут с собой.

- Этого мишку подарил мне папочка! – Тихо и упрямо произнесла Лиза и сцепила руки на игрушке с такой силой, что побелели костяшки пальцев, - и я лягу спать с ним.

- Оставь медведя! И марш спать!- Бабушка каменела лицом; её губы так плотно сомкнулись, что слились в одну тонкую полоску.

Лиза нахмурилась ещё сильней и глянула на бабушку исподлобья, всем своим видом выражая протест: был бы сейчас здесь её папа - он бы не дал в обиду свою любимую козочку этой злой старухе!

- Что за ослиное  упрямство!- Бабушка тоже не собиралась «сдаваться».- Условия здесь будут ставить взрослые, поняла? Ну да ничего, надеюсь, я смогу привить тебе правила хорошего тона.

- Я лягу спать с мишкой! Он без меня не заснёт. - Тихо и твердо сказала Лиза, - и я…

Она не успела договорить, так как в эту секунду получила увесистую оплеуху от бабушки.

- Замолчи, упрямица! Ну, надо же, какая наглость! Вся в отца!

Щека пылала. Было больно и ужасно обидно. Лиза кинула умоляющий взгляд на мать: неужели мама за неё не заступится? 

Мать безучастно сидела на диване, будто всё происходящее в этой комнате не имело никакого к ней отношения.

Чувствуя, что её начинают душить слёзы, Лиза швырнула медведя на пол и рванула к двери, но бабушка перехватила её на полпути:

- Извинись перед старшими, и тогда я тебя отпущу.

Лиза больше не могла терпеть. Слезы обожгли глаза и полились по щекам горячими струйками.

- Это меня не разжалобит. Проси прощения, маленькая негодница!

Лиза в последний раз глянула на мать: та сидела с потухшим лицом: жалкая, растрепанная, утонувшая в собственных душевных переживаниях.

- Простите меня…- Пискнула Лиза и, вырвавшись из бабушкиных цепких пальцев, с рёвом выбежала из комнаты.

- Видимо в этом доме совсем не занимались ребенком. – Сказала пожилая женщина, провожая ледяным взглядом убегающую девочку, - Что ж, я выколочу из неё всю эту дурь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 
К разделу добавить отзыв
От Ольга Балашова
Юлечка, все, что ВЫ пишите - очень талантливо!
Прочитала пока только первую главу. С экрана утомительно пока для меня. Завтра распечатаю на принтере. Буду читать продолжение.
УСПЕХОВ ВАМ ВО ВСЕХ ВАШИХ НАЧИНАНИЯХ!!!
И СПАСИБО ВАМ ЗА ВАШЕ ТВОРЧЕСТВО!!!!
СТИХИ ВАШИ ПРОСТО ОБОЖАЮ!

С любовью,
Ольга.
18/05/2010 19:55
От Юлия Вихарева
Оля, спасибо! Мне очень приятно!
С теплом, Юля
20/05/2010 12:10
От Тася
Юлька,начало суперское! Образы настолько живые-реальные!!! Пошла читать дальше...семья сегодня без ужина)))
25/02/2011 20:09
От Юлия Вихарева
Тасюш, прости Христа ради! Ради моей писанины не оставляй своих мужчин голодными))) Я того точно не стою! :)
25/02/2011 21:44
<< < 1 > >>
Права на все материалы принадлежат автору. При цитировании ссылка обязательна.