Добавить в избранное

Мой форум >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Саморазрушение (фоторабота) >>>
  • Когда я не сплю... >>>
  • Меня назовут Василисой... >>>
  • Господи-боже, за что же? >>>
  • Про странного человека и его собаку >>>


Новости
СТИХИ О ЗИМЕ >>>
ДЕРЕВЕНСКАЯ ЛИРИКА >>>
СТИХИ ПРО ОСЕНЬ >>>
читать все новости


Стихи и обсуждения


Случайный выбор
  • Плач Весты  >>>
  • Чайные розы  >>>
  • Маленькие аристократки...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Про Новый Год,меня и Деда Мороза >>>
  • Октябрь >>>
  • Не всклад - не в лад... >>>
  • Туманность Андромеды >>>
  • Чайник >>>


Новости
мини - сказка "ЧАЁВНИЦЫ" >>>
СМЕШНЫЕ СКАЗКИ В СТИХАХ >>>
ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ... >>>
читать все новости



Право на любовь

(фото из интернета)

 

В этот день Женька была сама не своя – без конца путала документы, отвечала невпопад; склонившись над бухгалтерскими счетами, долго не могла найти, где допустила ошибки. Перед глазами все время всплывало лицо парня, с которым она столкнулась утром на лестнице, когда торопилась в свой кабинет. Самое странное, сколько она ни старалась потом – никак не могла забыть его смеющихся синих глаз и самого взгляда – пронзительного, яркого, вызывающего… На третий день Женька всё-таки узнала имя того, из-за которого она потеряла покой – Сергей.
На их маленьком заводике он появился неслучайно: арендовал пустующее помещение под офис и теперь разворачивал собственный бизнес. С тех пор Женька постоянно сталкивалась с Сергеем – то в длинных, запутанных коридорах, то в столовой, то на лестнице. И каждый раз из-под густых ресниц на неё, Женьку, испытывающее и смеясь, смотрели его яркие, синие глаза. Ещё через неделю Женька узнала неприятные подробности: Сергей был женат, имел сына, и, ко всему прочему, оказался младше её на семь лет. Поразмыслив, она пришла к выводу, что это – к лучшему. Наконец –то, она перестанет думать о юнце, который давно уже занят, и снова «вернётся» к любящему мужу, к спокойной и такой привычной для неё размеренной жизни...
Дождь лил немилосердно. Прячась под зонтом, Женька неслась на работу. И вдруг:
- Садись, подвезу. Нам ведь, кажется, по пути?
Женька обернулась и…(О, господи – боже! Ну за что ей это наказание!) встала, как вкопанная: на неё весело смотрела пара синих глаз. Это был Сергей. Она вздохнула, поколебавшись немного, нерешительно села в новенькую «девятку».
- Ну, ладушки, раз по пути…Тем более этот дождь не на шутку расхулиганился, - промямлила она, но снова встретившись взглядом с Сергеем, вдруг почувствовала, как рушатся все её данные самой себе клятвы…
Домой в тот день Женька пришла поздно – в одиннадцатом часу. Муж Игорь, серьезно обеспокоенный неожиданным и таким непривычным исчезновением жены, растерянно стоял в коридоре с телефонной трубкой в руках – обзванивал Женькиных подруг и сослуживиц по работе. Увидев на пороге какую – то другую, непохожую на обычную Женьку, обалдевшую и опьяневшую свою жену, стал с маниакальной страстью её допрашивать. Стараясь не смотреть Игорю в глаза, Женька сбивчиво принялась объяснять, что встретила по дороге домой подругу детства, и вместе они заскочили в ближайшее кафе…Потом, кое как уладив семейный конфликт, закрылась в ванной и долго, тихо плакала, чувствуя себя очень счастливой и одновременно совершенно несчастной… Кто-то считал их отношения обычным служебным романом, кто-то обыкновенной интрижкой двух пресытившихся семейной жизнью людей, кто-то – откровенным сумасшествием. Сама Женька, забыв стыд и страх, слабо понимала, что, собственно, с ней происходит. Точно знала одно – дышать и воспринимать окружающее без Сергея она уже не могла. Женька чувствовала, что их короткие встречи в гостиничных номерах и старых парках стали тем, ради чего ей, тридцатитрехлетней женщине, стоило жить. Но чем дальше развивались их отношения, тем больше она пугалась того, насколько они привязывались друг к другу. Это сумасшествие длилось год. Однажды, открывая входную дверь своей квартиры, Женька услышала настойчивую телефонную трель. В трубке раздался незнакомый женский голос:
- Вы – Евгения? Мне надо с Вами поговорить.
Женька вдруг почувствовала где-то глубоко внутри почти животный страх.
- Простите, а Вы кто?
- Меня зовут Людмила. Я Серёжина жена.
В эту секунду Женька поняла, что её счастье кончилось. …Людмила сидела за столиком в кафе и нервно курила. Из-за своей хрупкой фигурки она казалась совсем ещё девочкой. Глядя на неё, Женька с грустью отметила, что сама уже далеко не так молода, как хотелось бы. Люда говорила долго и при этом много плакала. Она хватала Женькины руки тонкими холодными пальцами и просила, просто умоляла оставить её мужа в покое. Зачем-то показывала свадебные фотографии, с которых, счастливо улыбаясь, на Женьку смотрел Сергей и юная красавица – невеста. Из кафе Женька уходила с тяжёлым чувством вины: ей было бесконечно жаль обманутую Людмилу, её разваливающуюся семью, брошенного «загулявшим» отцом сына. Самое страшное было – осознавать, что это она, Женька, разрушила чужое счастье.
На пути домой она, борясь с подступающими к глазам слезами, твердила:
- Я не могу, не имею права любить чужого мужа.
От этих слов ей становилось не по себе. Как странно теперь было называть Сергея, самого дорогого ей человека, «чужим мужем». Чужой муж…чужой муж... Уже дома, дождавшись, когда заснёт Игорь, долго, Женька украдкой оплакивала свою любовь, у которой не могло быть продолжения. Женька знала, что уже завтра всё будет, как всегда: наспех приготовленный завтрак для мужа, торопливый прощальный поцелуй в дверях, обыденный утренний марафон на работу…Всё, как раньше, когда ещё не было ЕГО. В ноябре Женьку ожидал ещё один «сюрприз» - она оказалась на втором месяце беременности. Сомнений не было: ребёнок был Серёжин. Ещё не оправившись от шока, Женька поняла: она никогда не откажется от того маленького существа, что теперь жило внутри неё. И ещё она понимала, что Игорь теперь точно узнает об измене и ни за что ей этого не простит: они оба знали, что он не может иметь детей. С Игорем они расстались тихо, интеллигентно. Совсем не так, как с Сергеем. Тот и слышать не хотел о расставании. Несколько месяцев подряд изнурял Женьку телефонными звонками и разговорами; подстерегал после работы, обвинял, плакал, клялся в любви, заваливал цветами. Доказывал, что тысячи любящих людей живут, обманывая своих жен и мужей, и никто в этом мире не виноват, что они, Сергей и Женька, поздно встретились.
- Я не могу без тебя! – Кричал он ей вдогонку, - слышишь? Не могу!
Женька обернулась, пристально посмотрела в его синие, полные отчаяния, глаза, и тихо, но твёрдо произнесла:
- Можешь.
- Ну почему? – Взмолился он. Она отвернулась и пошла вперед, оставив его стоять посреди дороги.
- Потому что у тебя есть жена и сын, - ответила Женька, но Сергей её не услышал.
Это был их последний разговор. Через несколько дней Сергей исчез. Опустел его офис, замолкли телефонные трели. Женька сдержала своё слово – и Людмилу не выдала, и её мужа, как и обещала, «оставила в покое». Теперь её никто ни в чем не мог упрекнуть. С тех пор Женька не проронила не слезинки, будто умерла внутри. Продолжала ходить на работу, а вечером плелась с работы домой – по тем самым дорогам, по которым когда-то они ходили вместе с Сергеем, взявшись за руки. Бабы из отдела бухгалтерии, злословившие поначалу по поводу Женькиного романа, неожиданного исчезновения её любовника и Женькиной беременности, поутихли, затем и вовсе сжалились над бедной Женькой. Уж больно она высохла вся от этой своей любви: лицом заострилась; бледная стала, худая, аж светится вся. Теперь они перешептывались с неподдельным восхищением: это надо же – сколько силы в девке ! Ни разу не пожаловалась на свою судьбу, хоть и осталась одна, без мужа, да ещё и «брюхатая».
Женька мужественно носила свою беременность, мучалась ранними токсикозами, недомоганиями, плохо ела, но об аборте и слышать не желала. Ни родителям, ни бабёнкам на работе уговорить её на это так и не удалось. В июне родилась Дашка – точная копия отца. Женька вышла из роддома, бережно прижимая к груди крохотный сверток, перевязанный розовой ленточкой. На крыльце её встречали мать с отцом. Отец, приняв внучку на руки, заглянул под кружевной уголок и довольно засмеялся:

- Гляди-ка мать, глаза – то у неё какие синие: чистое небо!
Женька тихо засветилась улыбкой – впервые за эти месяцы. Дашка и вправду была очень похожа на своего отца - маленькая частица Сергея, и уж её – то Женька имела полное право любить. Женька сунулась лицом под уголок свертка:
- Я буду любить тебя больше всех на свете, - пообещала она дочке.
Дашка не ответила, лишь сонно почмокала крохотными губками и закрыла свои синие глаза.

 
К разделу добавить отзыв
От людмила
Очень понравилось, но так не бывает...
17/02/2014 06:19
От Юлия Вихарева
Бывает ещё и похлеще))

Cпасибо за комментарий!
17/02/2014 18:33
От Arka
Здравствуйте, Юля! Воспользовалась Вашим приглашением почитать прозу. Не разочаровалась. Я очень люблю малые прозаические формы. У Вас получается! Ваша Нат.
02/02/2011 22:13
<< < 1 > >>
Права на все материалы принадлежат автору. При цитировании ссылка обязательна.